Пример бизнес-интервью

Если работаешь, преврати работу в праздник

Иногда кажется, что директорами могут быть все, кто угодно. Ошибочное мнение. Чтобы стоять у руля большого дела, нужен талант. Талант полностью отдаваться тому, что делаешь. Талант слушать и слышать людей: сотрудников, клиентов, поставщиков. Талант расти вместе с компанией. Руководителю ивановской компании «Искусственный мрамор» Оксане Соловьевой эти таланты отмерены щедро. Плюс бойцовский характер и потрясающая работоспособность — она не из тех, кто всухую отрабатывает до полпятого и до свидания. С таким багажом любое начинание обречено на успех. Когда она занималась лесом, все говорили, что лучше ее нет на свете. Женщина в лесе — это что-то с чем-то. Теперь женщина в бетоне.

 

Оксана Алексеевна, с чего все началось?

— Я родом из Чимкента, это самый юг Казахстана. Там в 19 лет я открыла свой пошивочный цех. А потом приехала с мужем в 1994 году в Иваново. Ох и горячее было время… Все прошла с самых низов: шила дома рукавички за 25 копеек за пару, подрабатывала дворником. Денег не хватало катастрофически. Однажды мне посчастливилось услышать: «В тебе такой потенциал, попробуй руководить. Если не справишься, снова варежки свои шить будешь». Собственно, выбора-то не было, так и прыгнула в эту шкуру. Занималась пиломатериалами: это сушилки, пилорамы, столярки. Трудно было, но возвращаться к рукавичкам не хотелось совершенно. Сработалась с людьми. Кстати, они все со мной пошли, когда было решено купить фирму «Искусственный мрамор». Эта компания к тому времени существовала уже шесть лет. Мы модернизировали оборудование, начали дизайнерские разработки, пошло активное развитие.

То есть не столь важно, дерево или бетон? Можно вот так легко переключиться и начать с нуля?

— А я вообще по натуре новатор. Мне всегда нужно что-то еще. Вот откуда взялся дизайн — мне не хватало новизны. Вот бетон, вот плитка из бетона, а дальше что? А дальше эта плитка должна стать дорожкой — где, для кого? Вот из этих вопросов вырастает целый проект, и это безумно интересно. Мы не просто делаем плитку, мы создаем материал, из которого потом рождается неповторимый облик вашего дома и сада. Поэтому я постоянно экспериментирую с цветом, придумываю новые сочетания и композиции. То, что я делаю, можно скопировать, но нельзя повторить, потому что я двигаюсь дальше. И пока другие беззастенчиво слизывают мои работы и пиарят их как свои, я уже вперед ушла.

— Неужели воруют идеи?

— Да, это происходит, к сожалению. Только напечатать эффектный баннер с чужой раскладкой — это одно. А обеспечить достойное качество — это совсем другое. Я за свое качество отвечаю.

Рискну предположить, что конкурентов вы не боитесь…

— А чего их бояться?! Недобросовестные фирмы играют на таком грязном поле, которое мне не интересно в принципе. А с профессионалами надо не конкурировать, а сотрудничать. Начинала я с того, что знакомилась с проектировщиками, дизайнерами, укладчиками. И теперь они на своих объектах мою плитку используют. Потому что качество высокое и отношение человеческое. И удобно сразу планировать проект под конкретный материал. Укладчиков я нянчу просто: даю раскладку по отдельным плиточкам, чтобы красоту делали, а не гнали однообразный погонаж. Не сразу удалось их переключить, сетовали, что слишком долго и невыгодно мозаику выкладывать, сомневались. Я дала не только интересную задачу, но и готовые схемы работы, и дело пошло. Кстати, про качество плитки именно укладчиков надо спрашивать — кривую плитку ровно выложить невозможно, все огрехи геометрии приходится компенсировать широкими неравномерными зазорами — но вид уже совсем не тот, а спрос-то с них, как с крайнего звена. И когда укладчики говорят: «Будем работать только с соловьевской плиткой» — это самая честная реклама. Ничего лучше сарафанного радио еще не придумано.

Вам удалось заработать непререкаемый авторитет в мужском коллективе. Поделитесь секретом, как? 

— Нужно заинтересовывать работой. Я постоянно в цеху, если что-то сломалось, буду вместе с механиками решать все вопросы. На крышу надо будет залезть — я залезу. Обучение все вместе проходили, я тоже вставала за станок — нужно самой знать, что и как. Людям важно чувствовать участие, что их не бросили, вот вам план, попробуйте-ка не выполнить. План планом, но если что-то буксует, надо решать, что менять, модернизировать. В этом и есть корпоратив, общая работа. Ездили как-то в Москву на одно предприятие, чуть поменьше нашего. Там таджики работают — все вручную, черный труд какой-то, живут в вагончиках, условия просто ужасные. На обратном пути операторы наши тихие такие сидят, озадаченные. Что молчите, спрашиваю. Домой хотим, как же дома хорошо! Заметили разницу. Мы создали хорошие условия: новые душевые, раздевалки, место, где можно пообедать. Люди чувствуют себя нормально здесь. А не как брошенные котята, туалет на улице. Сколько таких предприятий…

Расскажите немного о технологии производства.

— Есть два способа производства: вибролитье и вибропрессование. Вибролитьем не занимается только ленивый: в гараже ставится вибростол, два мужика замешивают смесь и ляпают себе плитку серого цвета. Формы пластиковые и легко деформируются, стол гуляет туда-сюда — неудивительно, что плитка косая-кривая получается. Никто не проверяет, сколько воды в растворе. Технология не соблюдается, а ведь она не просто так дана. Если не додержать плитку на вибростоле, то остается воздух в смеси, получаются дырочки, в них стекает вода и зимой лед просто рвет плитку. Часто без пропарочных камер плитку производят, где бетон должен нужную воду набирать. По технологии для производства бетона высокой марки парогенератор включается часов на пять. Кстати, различить хороший и плохой бетон нетрудно. Если не хватает воды, бетон получается слегка зеленоватый, а если всего достаточно — голубоватый, и звенит, если ключиком по нему постучать.

Мы тоже начинали с вибролитья, на вибропресс просто не было денег, откровенно говоря. Но мы сразу стали работать по системе «Систром». Американец 18 лет назад притащил эту программу в Москву. Фирма проводит платное обучение, рядом с мастерами ты делаешь все от и до, всю технологию через руки пропускаешь.

Как только появилась возможность, взяли маленький вибропресс, он делал в день всего 300 кв. метров. Формы там металлические с четкими гранями, плитка вся ровная получается. А позже купили немецкое оборудование Hess, полностью автоматическое. Немцы педанты, они молодцы. Оборудование модульное, при заказе можно выбрать степень автоматизации линии — начать с малого, а в дальнейшем довести завод до полного автоматизма. Это наша программа-максимум — купить другую половину оборудования, с роботами. Сейчас процесс производства у нас полностью автоматизирован, за исключением укладки готовой продукции на транспортные поддоны, где без людей пока не обойтись. А в будущем готовая плитка в аккуратных пакетах будет выезжать на улицу уже без участия людей – красота! Очень хочется до этого дорасти, исключить из поточного производства ошибки, недоделки, просчеты – все, что называют «человеческий фактор». Все, что возможно, пусть делает машина. Тогда люди смогут креативить, будут на это силы и время.

Какой для производства самый сложный цвет?

— Желтый, персиковый, розовый. Технология сложнее, и конечная себестоимость высокая, потому что в основе белый цемент, а не серый. Но в наших краях нужна именно цветная плитка — полгода вокруг одна серость, ничего глаз не радует. Вот и надо ярких красок добавить, чтобы открыл ворота — и такая красота! Дом должен заиграть, запеть, должен притягивать к себе магнитом.

— Есть у вас любимые раскладки? Знаете, такие однозначно выигрышные?

— А зачем повторяться? Работать по шаблону, пусть и суперудачному, мне скучно. Кстати, сначала клиенты выбирают варианты самые известные, традиционные. До смешного: многие думают, что кроме кирпичиков 100 на 200 в мире больше плитки нет. Использовать необычный цвет или новую раскладку — да, это дороже, но зато такого нет ни у кого. Просто функциональная дорожка и творческий порыв — есть же разница? Каждый день эта дорожка будет создавать особое настроение. Можно такие роскошные вещи делать! В Ломах сейчас выкладывается оренбургская шаль. В Малинках начали реконструкцию, сделали первую тысячу квадратов. Еще участвуем в очень интересном проекте — в строительстве детского городка на набережной у «Серебряного города». Будет очень красиво и по уму: аттракционы, статуи, яркая плитка, прорезиненное покрытие, чтобы дети коленки не расшибали. Наконец-то для детей делается что-то хорошее, стоящее. Но боюсь, пока это единственное место, где будет так здорово. Загс, цирк, площади в центре — это лицо города, хочется, чтобы оно было привлекательным, и не серым и унылым.

— Серым и унылым, как асфальт?

— Асфальт привычен, но это далеко не лучший выбор: трескается зимой, плавится летом, соответственно, требует частой реставрации или полной замены. Причем не только при естественном износе, но и при ликвидации аварий подземных коммуникаций. Плюс токсичные испарения. Если сравнивать не первоначальные вложения, а комплексные затраты за 5-10 лет эксплуатации, то асфальт однозначно плитке проигрывает, не говоря уже о красоте. Конечно, для долговечности покрытия необходимо строго соблюдать всю технологию — от производства плитки до ее укладки на правильно подготовленный грунт. Тогда от дождя плитка не уплывет.

Как удается совмещать серьезное производство и творчество?

— За творчеством ко мне надо приходить зимой, когда цех работает на склад, без заказов. Я совершенно свободна, тако-о-ой проект придумаю! А сейчас я в полном цейтноте — специфика сезонной работы. Лето у нас короткое, а в августе вообще всегда ажиотаж. Вот уже осенний дождик грязь размыл — все бегут плитку заказывать, и хотят успеть до заморозков. В таком темпе уже не до творчества. Мне говорят, придумай быстренько что-нибудь этакое — не получится так. Если кто-то из художников обещает быстрый креатив и эксклюзив, то либо у него совсем заказов нет (это в сезон-то!), либо вам предложат смесь из типовых объектов, халяву какую-то. Вы из проекта что-то вычеркнете, что-то замените, переставите — потому что вам не все равно. А дизайнер будет пользоваться не своими мозгами, а вашими. И вашим временем, самое главное.

Сталкивались с тем, что клиентам иногда бывает сложно выразить словами, что хочется?

— Каждый второй такой. Когда открываем наш каталог, клиент просто оказывается не готов к такому разнообразию вариантов, что называется, глаза разбегаются. И вот тут начинается диалог, долгий и вдумчивый, неделями общаемся, постепенно идем к цели заказчика. Надо учитывать форму и размер участка, смотреть на стиль дома, причем не только снаружи, но и внутри. Это нужно, чтобы понять предпочтения хозяев — словами это часто трудно выразить, а вещи всегда отражают и образ жизни, и образ мыслей.

— То есть нет такого: вот плитка, выбирай и до свидания?

— Внимание — это вообще самое главное. Неважно, двести квадратов клиенту нужно или двадцать — внимания будет одинаково много. Я, например, перестаю ходить в те магазины, где мне нахамили, а если ко мне отнеслись никак — это тоже нахамили. И если я узнаю, что хоть один мой менеджер не улыбнулся, не встретил и не поговорил, он со мной работать не будет. Нужно держать марку, ту, которую когда-то я взяла на себя. Да, я нянчусь со всеми. Мне важно показать, как плитка подчеркнет красоту дома, заставит его светиться, станет визитной карточкой. Мне говорят, ты же теряешь массу времени на это все. А мне интересно. Каждый раз рождается что-то новое. Если не хочешь — не работай. А если работаешь — преврати работу в праздник.

Люди разучились радоваться, покупают, скажем, крутую машину или роскошный дом — а глаза-то не горят… Бывают титаны, акулы бизнеса, которые думают, что их разводят на деньги. Есть люди, которые всю жизнь носят маску и только на ночь ее снимают. Но достаточно слова, открытого и простого, — и маска сползает. Я-то открыта. Вот на этом и стою. Ты с душой и к тебе с душой. Конечно, выматываюсь очень сильно, к каждому нужен свой подход.

— Что в ближайших планах?

— Двухцветная плитка. Уже тестировали сочетание синий-красный, интересно получается, ярко и сочно. А если смешать персиковый с коричневым, будет осенний листопад — скоро ждите новинку. В следующем году мы выйдем с мрамором на рынок — вазоны, балюстрады с перилами, ступени, пока их только из бетона в гаражах делают, но это все сыпется, расслаивается. А глобальный план — растить завод, чтобы работал и выглядел на европейском уровне. Такие темпы, как у меня, очень мало у кого есть.

Рубрика: